Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

vegas

О пропаганде

Я повешу всю статью тут. Без ката. Прочитайте.

Лишь 36% россиян чувствуют опасность приближающегося кровопролития

Российское общество не понимает, что происходит в Украине, и это его пугает. Массированная пропаганда дает простой ответ, указывая, где враг. Общество ей пока верит

15.03.2014

Об извилинах массового сознания жителей России в дни украинского кризиса беседуем с директором Левада-центра Львом ГУДКОВЫМ.

— Вы мониторите ситуацию в Украине с октября минувшего года. А непосредственно перед началом «крымской кампании» (во второй половине февраля) вы проводили очередное исследование отношения россиян к событиям в Украине. Они вошли там в особо активную фазу где-то после 30 ноября, когда на Майдане избили студентов, — и дальше развивались по нарастающей. То есть этот февральский опрос был проведен, когда кризис уже разросся и к нему привыкли и в Украине, и в России, но еще не было решений о силовых акциях России в Крыму. Можно ли проанализировать, что происходило с массовым сознанием россиян в период от начала кризиса и до момента организации прямого вторжения и запуска машины «военной пропаганды»?

— Поначалу россияне относились к событиям в Украине достаточно отстраненно. Доминировало скорее общее непонимание того, что там происходит. Кстати, это непонимание сохраняется и по сей день, даже после начала уже почти военной фазы конфликта. Общая установка была такая — не вмешиваться в происходящее в Украине.

То есть граждане России не хотели особо «грузить» себя ситуацией, сложившейся у соседей?

— Не хотели. Это типичная установка массового сознания усталого общества: мол, хватит России влезать в конфликты вне страны, пора заниматься своими делами. И вообще люди скорее выступали против использования силы для решения политических и национальных конфликтов. В памяти еще сохранился опыт Тбилиси, Вильнюса, Риги, Баку. А также опыт 1993 года, когда мы были на грани гражданской войны. Поэтому от 65 до 75% опрошенных вплоть до середины февраля (!) считали, что Россия должна «соблюдать дистанцию» и не лезть во внутреннее дело украинцев. При этом люди считали, что Украина лавирует между Россией и Западом, выражалось понимание отчаянного экономического положения в Украине. И поскольку все варианты уже были опробованы — и советская модель, и мафиозная олигархическо-коррупционная модель — то довольно большая часть россиян поддерживала вариант евроинтеграции Украины. Только 29% считали, что такой путь — это предательство со стороны Украины «славянского братства», союза с Россией и т.п. А в целом это принималось как нечто неизбежное и даже закономерное. С пониманием, что Украина становится самостоятельным государством, с которым надо сохранять дружеские отношения, причем без таможни, без виз, с открытыми границами. Господствовало и понимание того, что существуют очень тесные исторические, культурные и родственные связи между двумя народами: 40% населения России либо имеют родственников и близких друзей в Украине, либо сами являются выходцами с Украины. Примерно 28% имеют родственные корни в Украине. Ощущение близости очень сильное, а потому сама по себе идея вмешательства России в украинские дела представлялась в массовом сознании просто дикой.

В декабре прошлого года события начинают трактовать как провокацию Запада, «разжигающего» в Украине конфликт. И эта версия сразу «усваивается» массовым сознанием: в декабре и январе 83% опрашиваемых считали, что конфликт провоцируется Западом. Что, впрочем, не снимало другие интерпретации событий (например, возмущение украинцев режимом Януковича), но стало накладывать на эти иные интерпретации свой отпечаток. Мол, кризис кризисом, но Запад пытается «ловить рыбку в мутной воде».

Однако в период с января по февраль версия о «западном следе» уменьшается в объеме вдвое — с 83 до 43%.

А что занимает «западное» место?

— Целый веер вариантов. Тут и народное восстание против коррумпированного режима, и попытка государственного переворота, и попытка захвата власти национал-радикалами, и ответ на жестокость и неадекватность действий со стороны режима Януковича.

С середины февраля, когда начинается массированная пропаганда, ситуация резко меняется. По интенсивности, агрессии и лживости я такой кампании в своей жизни еще не встречал. Эта пропаганда базируется на нескольких основных тезисах.

1. Угроза существованию русских в Украине. Как следствие — мобилизация защиты «своих».

2. Дискредитация Майдана и его сторонников, общественного движения в Украине и всех его основных мотивов: национального подъема, стремления построить демократическое общество, установить правовой порядок и ответственность власти. Сторонники Майдана и евроинтеграции представляются «бандитами», нацистами, антисемитами, радикальными националистами- бандеровцами. То есть весь основной общедемократический пласт протеста «снимается» и вытесняется из массового сознания. А на его место водружаются «бандеровцы». При этом большинство россиян не помнит или просто не знает, кто такой Степан Бандера. Важно, что в пропагандистских формулах соединяются в одно целое разговоры о дивизии СС «Галичина», о Бандере, фашистах, антисемитах и сведения о правых радикалах на киевских баррикадах. Все это создает такой угрожающего свойства идеологический коктейль, который отодвигает в сторону реальные мотивы противостояния на Майдане.

3. Третий момент усиливается в конце февраля — начале марта. Это демонстрация состояния хаоса и безвластия в Украине, разгул там бандитизма, мародерства и, соответственно, угроза существования там русскоязычного населения. Прежде всего в Крыму и  восточных регионах Украины. Что требует вмешательства России для его защиты.

Постепенно с конца февраля к марту усиливается еще один очень значимый тезис. Мол, восточные регионы Украины, и тем более Крым, вообще-то исторически русские земли, и потому Россия должна их защитить и взять под свой контроль.

На чем строится эффективность такой пропаганды? Она идет непрерывным потоком. Повторяются одни и те же тезисы и формулировки. Исключается любая альтернативная точка зрения. Используются законы психолингвистики: идет монтаж картинок со словами, подмена понятий, назойливое внедрение нужных ассоциаций в сознание зрителей. Все это — в сочетании с прямой дезинформацией: о несуществующих актах насилия, захватах людей, драках и схватках, дискриминации русскоязычных и угрозах в их адрес и т.п. Это и создает в головах кашу, в итоге мы получаем такую картинку: меньше трети опрошенных говорит, что они что-то понимают в происходящем, а 70% признаются, что они не могут разобраться в его сути. Но при этом 63% считают, что российские федеральные каналы в целом объективно освещают события в Украине. Это означает, что все, что подается с экрана, заглатывается и некритически усваивается.

Это при том что в целом, судя по исследованиям, российские граждане не слишком доверяют основным телеканалам, когда нет конфликтного напряжения, то есть в так называемой «нормальной жизни». Это обычно меньше половины населения.

— Да, около 47%.

А сейчас уровень доверия телевизору резко возрастает. То есть в голове хаос, но надо за что-то зацепиться, чтобы не потеряться совсем. И таким якорем становится информация из ящика, дающая иллюзию, что ты что-то понимаешь. И становится не так страшно от неизвестности и непонятности происходящего.

— Откуда такая степень внушаемости при отсутствии понимания? Во-первых, страх. Страх перед дестабилизацией, возможностью потрясений, перед кризисами и конфликтами. Ведь главная установка большинства российского населения — это не улучшить свою жизнь, а удержать то, что есть. Поэтому непонимание того, что происходит, вызывает тревогу, беспокойство и особое состояние внушаемости.

Причем эта идея «не ухудшить» выступает наружу не обязательно в обстоятельствах конфликта, типа сегодняшнего украинского. Это происходит и в гораздо более спокойных обстоятельствах. Преобладает желание приспособиться, адаптироваться. И не дай бог перемены, которые могут означать лишь одно: «будет хуже».

— Второй момент — это превращение страха в агрессию против того, на кого указывает пропаганда как на источник этого страха и беспокойства. И очень часто в качестве таких фигур выступают те, кто хотел бы перемен. Пусть даже это идеалисты, люди, выступающие с более высокими ценностными заявками, люди с высокими гражданскими качествами, реформаторы. Страх вызывает агрессию, стремление «сбиться в кучку» и опереться на то, что знакомо, что привычно. А самое привычное — это поза покорности и зависимости от власти. Именно такого рода пропаганда заставляет людей консолидироваться вокруг власти. И даже при сильном сомнении в том, что та утверждает, принять ее позицию. А в качестве основания для такой консолидации принимаются отработанные штампы и стереотипы имперского сознания: «наших бьют», «идет полный развал государства», «русским угрожают». И, соответственно, государство, каким бы оно ни было, в данном случае выступает как защитник, как гарант. Государственно-патерналистское сознание здесь не просто активизируется, но и получает дополнительную поддержку в виде имперских мифов, легенд и символов. Все идет на мифологическом уровне, с резким упрощением реальности. А Запад — это, естественно, провокатор, традиционный — тоже вполне мифологический — противник России, который пытается вторгнуться в российскую сферу влияния.

На фоне нагнетания атмосферы угрозы русскоязычному населению Украины, роста там анархии и беззакония единственным разумным, морально оправданным и справедливым действием российского руководства подается введение в Украину российских войск для защиты этого населения, а на заднем плане — установление российского контроля над восточными регионами.

По данным последнего опроса, проведенного 7—10 марта, 43% опрошенных считают, что русским реально угрожают националисты и бандиты. И только российские войска могут стать защитой от этой угрозы.

28% считают, что существует проблема ущемления в правах русскоязычного населения, но решать ее надо политическими средствами, без применения военной силы.

И только 8% говорят, что угроза русским в Украине — лишь предлог, чтобы создать проблемы для нынешней власти в Киеве и не допустить интеграции страны в Европу, а 6% — что российской власти нужна «маленькая победоносная война», чтобы отвлечь население от внутренних проблем. Итого — 14% критических голосов.

Понятно, что центральная точка напряжения — это Крым. 58% россиян поддерживают введение российских войск на территорию Крыма и в другие регионы Украины. Против этого — 26%.

67% считают, что именно на «фашиствующих бандеровцах» лежит ответственность за обострение ситуации в Крыму. 9% возлагают ответственность на крымских татар (?!), 16% — на «мафиози». Янукович здесь уже почти полностью уходит в сторону как отработанная фигура (только 5% считают его виновником обострения ситуации). И лишь 2% считают, что в обострении ситуации в Крыму виновато руководство России.

В оправдание необходимости введения российских войск в Крым и другие регионы Украины начинают подключаться имперские стереотипы. На вопрос: «Почему можно считать законным введение российских войск в Крым и другие регионы Украины?» — среди тех 58%, что поддерживают введение войск, две трети считают, что Крым и восточные регионы Украины — это, по существу, российские территории. А потому Россия вправе применять там силу для защиты «своего» населения.

Удивительно, что угроза войны на данном этапе не сильно пугает наших бесстрашных сограждан. 44% всех опрошенных считают, что введение войск поможет стабилизации и мирному урегулированию возникших проблем.

21% считает, что это приведет к эскалации конфликта и кровопролитию в Украине.

И еще 15% — что это приведет к полномасштабной войне с непредсказуемыми последствиями. Итак, в сумме лишь 36% чувствуют опасность приближающегося кровопролития.

Что касается Крыма, то тема «ошибки Хрущева» и необходимости ее исправления проходит в наших исследованиях устойчиво на протяжении многих лет, еще с 1990 года. И доля тех, кто считает, что Крым надо бы вернуть России, колеблется в разные годы от 80 до 84 %.

Должен заметить, что и по опросам в самом Крыму дело обстоит непросто. По последним исследованиям киевского фонда «Демократические инициативы», проведенным в феврале,  то есть еще до начала массированной телеобработки населения, в том числе и Крыма (ведь российские каналы и там весьма популярны), — на полуострове за присоединение к России выступал 41% опрашиваемых. Позже опросы в Крыму проводить уже было небезопасно. Но понятно, что в связи с теми же факторами искусственного нагнетания напряженности эта цифра сейчас значительно выше. В других же регионах Украины с большим количеством русскоязычных цифры в феврале были такие: в Донецкой области — 33,2%, в Луганской — 24,1%, в Одесской — 24%, в Запорожской — 16,7, в Харьковской — 15,1. В остальных, чем дальше на запад, тем ниже, в том числе в Киеве — 5,3%.

— А в России считают, что после референдума, в положительном исходе которого мало кто сомневается, Крым должен войти в ее состав. Таких сейчас 79%. То есть около той цифры, которую я называл ранее и которую мы наблюдаем в течение многих лет исследований. Не рассматриваются иные формы решения проблемы. Потому что эти варианты не рассматриваются в телевизоре. Нет ни в ТВ, ни в ответах на вопросы таких понятий, как идея суверенитета и территориальной целостности страны, как международное право, как Будапештское соглашение, — все это отползает на задний план. Навязывается примитивная конструкция, основанная на праве силы. И она, к сожалению, населением принимается.

Какова вообще зависимость российского общественного мнения от массированной пропаганды, прежде всего телевизионной? Ведь украинская ситуация в этом смысле не уникальна, это проявлялось и раньше, в отношении других стран и внутренних российских процессов? Мне лично представляется удивительным, как за полторы-две недели можно резко развернуть общественное мнение огромной страны.

Это эффект негативной мобилизации, когда задается образ врага и исходящей от него угрозы. Физической или, например, «базовым ценностям», традициям. В этом случае на какой-то момент возникают острая реакция, резкая враждебность, рост агрессивности и консолидации вокруг власти как защитника этих ценностей. Обычно все это длится недолго. Всякая мобилизационная кампания не может продолжаться более нескольких месяцев. Как правило, от двух до трех. Другое дело, что нынешняя история будет иметь более глубокие и более длительные последствия, чем, например, история с «Бронзовым солдатом» в Таллине. Потому что она затронет практически все сферы жизни наших двух стран.

Новая Газета
vegas

О нацистах и националистах. В Украине и России.

Originally posted by d_i_a_s at Почему русские и украинцы не понимают друг друга
Недавно прочитал неплохой текст журналиста, который прожил 2 недели на Майдане среди членов Правого Сектора. Интересно было читать, но всё время какая-то мысль меня гложила, очень странная: будто я в России. Я подумал, переспал с этой мысль, и наутро понял, откуда в принципе берётся такое чудовищное недопонимание между украинцами и русскими относительно всех последних событий, Майдана, революции и оккупации Крыма.

Вот смотрите: мне 35 лет (почти 36 уже). Практически всю свою жизнь я живу в Украине (всё моё пребывание заграницей в сумме не потянет и на один год). Один раз, когда я был студентом, знакомого моего знакомого в Днепропетровске избили скинхэды. Знакомого моего знакомого. И - вот это была мысль, которая пришла мне в голову - за 35 лет жизни в Украине живого скинхэда я видел своими глазами ноль раз. Я был студентом, жил в общаге, одно время играл в рок-группе и тусовался на каких-то хазах, работал грузчиком и ночным сторожем, регулярно ходил на футбол и на рок-концерты, годами ездил в электричках и пил пиво на задворках промышленных районов, служил в МВД, отсобеседовал при приёме на работу, наверное, десять тысяч человек. Я родился в Харькове, вырос в Запорожье, жил в Днепропетровске, потом в Киеве, потом в Днепропетровске и опять в Киеве, объездил всю Украину, был в маленьких городах, в больших и средних, посёлках и сёлах, встречал множество разнообразного народу. И за всё это время я в Украине ни разу не встречал скинхэда, чувака со свастикой в татуировках или на одежде, или просто хоть кого-то, при взгляде на кого можно было сказать - это неонацист. То есть, я не говорю, что скинхэдов в Украине нет. Они есть, конечно, тут 45 миллионов человек живёт, разумеется среди них есть и скинхэды, они где-то живут, по каким-то улицам каждый день ходят, кто-то их даже каждый день видит, кого-то они даже где-то бьют - как вот знакомого моего знакомого 15 лет назад в Днепропетровске. Но я их не видел ни разу.

В России за всю свою жизнь я провёл, наверное, в сумме месяца три. И за эти 90 дней видел скинхэдов дважды. При том, что большая часть моих визитов протекала по схеме “аэропорт-такси-гостиница-такси-офис-такси-аэропорт”, при том, что я ни разу не был в России ни на одном массовом мероприятии - я видел скинхэдов дважды. Натуральных, с бритыми бошками, подтяжками и свастиками.

Мы с русскими живёт в совершенно разных мирах. Со стороны этого не заметно, кажется, что у нас такие же улицы, такие же - более или менее - люди по ним ходят, такая же дебильная хрущёвская застройка спальных районов. А миры разные. В нашем мире среднестатистический человек не встречает в своей жизни скинхэдов. В их мире скинхэды - это часть ландшафта, такая же, как тополя вдоль дороги или трамвайные остановки. В России есть РЕАЛЬНЫЙ фашизм, и его в России много. В 2008 году “Международная амнистия” насчитала в России 85.000 неонацистов. Цифра, поражающая воображение, как для меня - не уверен, что она точная, но и спорить с ней не могу, потому как собственных данных не имею. Тысячи человек подвергаются нападениям неонацистов каждый год, сотни получают ранения, десятки каждый год гибнут. Почти ежегодно в России происходят массовые погромы на национальной почве, иногда со стрельбой и кучей пострадавших - Кондопога, Сагра, Пугачёв, Бирюлево.

А вот украинская статистика: за последние три года было совершено 91 нападение на расистской и ксенофобской почве. Никто не погиб.

Украина - мононациональная страна (я знаю, знаю, из России кажется, что тут русских не меньше половины, но их даже по переписи 2001 года было 17%, а сейчас ещё меньше - не потому, что их кто-то гонит, а потому что они просто ассимилируются и начинают называть себя украинцами). При этом основному населению последние 300 лет рассказывают, что нации у них своей нет, её придумали австро-венгры, языка у них тоже своего нет, это диалект русского, и вообще надо отделить Галичину, а всё остальное вернуть в какой-то неведомый союз непонятно кого непонятно с кем. Так что человек, который в своей стране начинает говорить на родном языке - часто уже только поэтому выглядит бунтарём.

Мои российские знакомые, приезжающие в Украину, с опасением, но и удовольствием ездят во Львов, и по моему предложению ходят в ресторан “Крыйивка” - ну тот, где на входе автоматчик спрашивает “Москали есть?”
- Есть, - отвечают мои знакомые, - мы из Москвы.
- А, - говорит автоматчик, - ну заходите.
Они едят, пьют, идут домой, и даже берёт их лёгкая досада, от того, что не испытали они ну совсем-совсем никакого экстрима. Все, как один, говорят потом, что кухня в ресторане “так себе”.

Русские и украинцы РЕАЛЬНО по-разному понимают слово “националист”. Когда русскому говорят, что в Украине прошёл массовый националистический митинг, на котором был миллион человек, он представляет себе это так:
93583791_large_Russkiy_marsh__7__drugoilivejournalcom_
221122_900
62408
0_82ad4_ff51fb80_XXL

И, конечно, он начинает истово звонить своему другу в Киев, и кричать в трубку “Дружище, продержитесь там ещё пару дней, мы вас скоро спасём, наши танки рядом!” Картинка беснующихся на “русском марше” неонацистов, захвативших целую страну, может поразить воображение кого угодно.

А украинец представляет себе националистов… ну вот, как Навального. Навальный же тоже, вроде националист, и даже на русский марш ходит.
85446_1_2_big

Представляете себе миллион Навальных (с жёнами и детьми)? Которые машут русским флагом, и поют национальный гимн Российской Федерации? Вот где-то так и выглядит для среднестатистического украинца Майдан. То есть, конечно, на Майдане были разные люди - ну, побойтесь бога, там были сотни тысяч человек, естественно, среди них будут и неадекватные, и откровенные уроды. И неонацисты, наверняка, там тоже были. Но я лично ни одного не видел. И никто из тех, кого я знаю - тоже ни одного неонациста не видел. И когда нам звонят друзья из России и рассказывают про русские танки, которые скоро приедут - это вызывает единственную реакцию: желание записаться в армию, и вооружиться чем-то противотанковым.

И это рвёт шаблон, и русским, и украинцам. Русский, услышав в трубке от своего давнего друга из Украины “Так я и сам бандеровец!” может только пролепетать “как… и ты, Брут...” и решает, что Украину спасёт только целительный напалм, где бы, правда, набрать его в нужном количестве?.. Украинец, узнавая, что Павел Губарев - самопровозглашённый губернатор Донецка - состоял в неонацистской организации “Русское национальное единство” (которая входит во всемирный союз национал-социалистов), или что москвич с финским именем, водружавший русский флаг над Харьковской облгосадминистрацией, фотографируется в нацистской форме - приходят в шок. Да, дорогие россияне, теперь у нас есть фашизм. Вы его сюда привезли.

Я не для того это всё пишу, чтоб устроить в комментариях знатный срач о том, нацист Бандера или не нацист, где правда и где ложь, и спасут ли нас целительные русские танки. Я просто хотел обратить внимание русских и украинцев на то, что мы живём в разных мирах, и оттого одни и те же слова воспринимаем совершенно по-разному.

И - хочется верить - что наш, украинский, мир устоит после всего этого, и что наш путь уже предопределён, и мы не попадём в тёплую ламповую Россию, где скинхэда на улице встретить проще, чем человека в очках. И если Путин таки вернёт в этот мир железный занавес - он опустится на восточной границе Украины, а не на западной. Мы окажемся по ту же сторону от него, что и весь цивилизованный мир.


P.S. заранее зная, что в комментариях мне будут опять кидать ссылки на Сашко Билого - хочу кое-что добавить, для чего в тексте места не нашлось. Это, конечно, городской сумасшедший, и я тоже, как и все нормальные люди, жду, когда его, наконец, посадят (это уже у него третья ходка будет? ну не суть). Но каждая новая ссылка на него, которую мне кидают, радует меня всё больше и больше, потому что судя по всему за 23 года независимости и интенсивного поиска российской пропагандой опасных бЕндеровцев, они сумели обнаружить... аж одного неадекватного вооружённого украинского националиста. Ровно одного. Теперь, когда мне будут рассказывать, что я ничего не понимаю, что мою судьбу уже решили закулисой, и будут меня пугать страшными бЕндеровцами, которые придут и всех убьют, я буду задавать вопрос из Полосатого рейса - а почему вы об этой сосиске говорите во множественном числе?

Vozbuzhdeno-ugolovnoe-delo-v-otnoshenii-Sashko
vegas

Пропалась и нашлась

Я тут пропала ненадолго.
За это время я побывала в Нью-Йорке. Съела член, точнее два. Встретилась с друзьями. Увидела выставку рисунков Хоппера (Hopper) и обрадовалась тому, что в Метрополитане все картины Вермеера теперь в одном зале.
Теперь я в Киеве до осени. Отпраздновала свое день рождения. И потом еще раз. Встречаюсь с друзьями. Занимаюсь здоровьем - а там есть чем заниматься. И нахожусь в поисках хороших ресторанов и кафе. Их мало, но я их найду.
А как вы?
vegas

Скандал с Полой Дин или пару слов о фальши

Королеву бензоколонок американской южной кухни Полу Дин уволили из Food Network. Она провела там 11 лет. Вела три программы.  Выпустила кучу товаров под своим именем. Она была многомиллионной индустрией, по типу Марты Стюарт.
Фактически, ее уволили за то, что она оказалась замешанной в скандале в ее ресторане. Ее брата обвиняют в том, что он смотрел порнографию на работе, оскорблял сотрудников, что для черных и белых работников были разные входы и туалеты и пр. Суда еще не было. Так что мне трудно сказать. что там правда, а что нет. Но зная Юг, вполне верю.
Саму же Полу Дин обвиняют в том, что она использовала слово "негр", которое в современное время считается оскорбительным для афро-американской общины. Это все равно, как сказать слово "жид", хотя в принципе в украинском языке это вполне обычное слово и Шевченко употреблял его достаточно часто. При этом сами черные это слово используют и весьма активно. Но для не-черных это не политкоректно. И тут на нее обрушилась волна народного негодования.
Во-первых, мне интересно, есть ли хоть один человек, кто не разу не рассказал пошлой шутки о чукчах, евреях или блондинках. О, пардон, чукчи уже остались в прошлом веке. Кто не употреблял унизительных эпитетов по отношению к украинцам, русским, геям, инвалидам, толстым, худым, женщинам, мужчинам. Да. это плохо, Да, должно быть стыдно. Да, наверное. в большинстве случаев стоило прикусить язык. Как, например, иногда моим московским друзьям, которые называют меня хохлушкой. При этом я думаю, что они даже не задумываются, что мне это может быть неприятно. Ну, как,  все вокруг говорят...
Но во-вторых, а, наверное, самое главное, мне кажется, что проблема с Полой Дин не в том, что она сказала когда-то слово "негр" или в том, что ее пытаются сделать ответственной не только за свои грехи, а за грехи брата. Проблема в ней самой. Она выглядит невероятно зафотошопленной. даже на видео. В ней все кажется пририсованным. Зубы идеально ровные - так получается только при винирах. Ее прическа похожа на парик. Ее загар уходит в розовый цвет. Ее глаза в васильковый. А ее готовка  - в масло, смалец и много сахара. От одного просмотра ее программы мои сосуды сжимались в страхе и в ожидании сердечного приступа. Каждое блюдо от нее - это тысячи калорий и еще больше вреда.
Да, южная кухня не отличается легкостью. Там много жаренного. Но даже в южной кухне есть легкие блюда и даже классику можно облегчить и улучшить. Но Пола не сделала ничего. Много лет она скрывала, что у нее диабет и сказала об этом только когда ей предложили выгодную сделку, чтобы рекламировать лекарство от диабета.
То, что ее еда доводит до диабета, сердечных приступов и инфаркта, почему это не вызывало народного гнева? Почему это не вызывало беспокойства Food Network? Возможно, это столь же фальшиво, как и улыбка розовой Полы Дин. 

Paula Deen
vegas

Мне в этом году тридцать, я не замужем и детей у меня пока тоже нет.

Этот пост уже прочитали, обсудили и осудили.
У меня есть буквально одно замечание. Нет, два.
Я не понимаю, почему вообще надо кому-то что-то объяснять. Почему надо показывать, что. мол, на самом деле у меня все не так и плохо. И вообще, выгляжу я тоже не последним образом. Чтобы вы не подумали, что меня не берут. Нееее, это я сама не хочу.
Во-вторых, и я поняла это на своем опыте. Окружающие будут спрашивать ровно до того момента, пока вас саму это волнует. Как только вам действительно станет пофиг и вы перестанете об этом вообще думать, то окружающие сразу перестанут задавать вопросы. Они спрашивают только потому, что вы реагируете. Часто ли вам люди говорят - а ты еще не прыгала с парашютом? А когда прыгнешь? Нет, они, конечно, могут спросить, особенно те, для которых парашютный спорт - образ жизни. Но раз спросят и на этом все закончится. И если вас это не беспокоит, то вряд ли кто-то разразится большим постом о том, как она не жалеет, что еще не прыгнула, но зато она ходит в горы и вышивает крестиком. А все это потому, что вам это все равно.
Так что единственный способ - это самой решить для себя, что надо и что не надо. И действительно быть уверенной в своей правоте. Ну, или отрабатывать ответы и писать длинные посты.





Originally posted by almaznaya at Мне в этом году тридцать, я не замужем и детей у меня пока тоже нет.

Collapse )



Collapse )
vegas

Интимный прогресс

Раньше как было? Люди созванивались, договаривались о встрече заранее, ждали, смотрели друг другу в глаза, разговаривали, целовались. Я тут даже оставляю за скобками сам секс. А что теперь?
Половина общения ушла в интернет. Все понятно заранее. И если кто-то не звонит, то ты точно знаешь, что не хочет. Не то, что раньше, когда можно было списать на то, что пропустили звонок, никого не было дома. Сейчас всегда можно позвонить на мобильный, отправить СМС или написать емейл. Хотя люди все равно умудряются придумывать себе объяснения.
Зато онлайн общение пошло все дальше и дальше. На днях видела интересную штучку. Ты трогаешь телефон,а а человек на другом конце линии принимающая сторона ощущает, что ее трогают. В разных местах. Что, кстати, может быть интересным решением для long-distance relationships.
Интересно, что же будет следующим в сексуальной эволюции человечества?

vegas

Патриотические носки

В каждой стране есть странная реклама. Вот только почему-то в Молдове ее слишком много. Особенно отличается социальная, Но и просто обычная реклама впечатляет. 
Вот эту я увидела прямо в центре Кишынэу. Я понимаю, патриотизм. Я понимаю, до кончиков ногтей. Но до носков? Мне кажется. что это уже перебор. Призыв любить свою родину и носить носки. Интересно, а нижнее белье тоже выпускают патриотичное? Чтобы уж совсем лежать и думать о родине. 


IMG_3940
vegas

Продолжая пир

Читаю книгу Paula Butturini "Продолжая пир".
Паула - журналистка. Ее муж Джон - руководитель восточноевропейского бюро New York Times. Они познакомились в Риме. Они поженились. Они работали, ужинали, ездили на итальянское побережье отдыхать летом. А потом все поменялось.
Страны начали одназ а другой откалываться от Восточноевропейского блока. Они вели репортажи с Польши, Чехословакии, Румынии. И тут все началось катиться в тартарары. Сначала Паулу полицейские избили в Чехословакии. А потом случилось самое страшное - снайпер выстрелил в Джона. Пуля отрикошетила от двери машины, в котором он был. А потом пронеслась вдоль всего тела, повреждая все на своем пути, включая позвонки. В Темишоару ему разве что не дали умереть. Когда через пять дней его наконец-то вертолетом переправили в Берлин, то он уже находился на грани смерти. Ткани начали отмирать и врачам приходилось отрезать все новые и новые слои. Легкие наполнялись водой и его перевели на искусственное дыхание. Занесенная инфекция вызывала температуру и затрудняла лечение. То, что Джон выжил, что его выходили, что пять операций прошли успешно - все это было практически чудом. А потом начался долгий путь к выздоровлению.
(Из интересного - немецкие врачи использовали гранулированный сахар для лечения его обширных ран. Они просто засыпали сахар песок в полость, а потом вымывали его. Сахар растворялся в жидкости, которая была в тканях, точнее, он ее впитывал. А образовывающийся раствор не давал развиваться инфекции. Точнее, он ее убивал. Кроме того, глюкоза позволяла лучше регинерироваться тканям. Это очень старый способ лечения больших раневых поверхностей, которым не помогает другое лечение)
Самым тяжелым было не физическое излечение, не наращивание тканей, не косметические операции. Самым тяжелым было побороть депрессию, которая наступила после выписки из больницы и продолжалась два года. Пуля ранит не только тело, она ранит душу, причем всей семьи. Паула знала, что такое депрессия. Ее мать страдала от постпартумной депрессии. А потом, уже после того как Джон оказался в больнице, мать Паулы покончила жизнь самоубийством. Больше всего Паула боялась возможного суицида своего мужа.
Они переехала в Италию, сначала к знакомым на побережье, потом в Рим. И возвращение в тот город, где они были счастливы, жизнь от завтрака до обеда до ужина, маленькие шаги, совместная еда за одним столом - все это понемногу выводило Джона из спирали депрессии. Плюс, лекарства. Плюс, время. Плюс, то, что сама Паула поняла, что она тоже должна признать свой стресс, свою злость, свою усталость. Злость тоже может способствовать выздоровлению.
Потом все понемногу начало приходить в норму. Джон начал выздоравливать. Паула родила дочь, когда ей было 46. Депрессии Джона уходили и возвращались. Они переезжали, обживались и снова переезжали. Но семейная еда, дома или в ресторане, всегда объединяла их.
Как пишет Паула, "когда я перестану думать, мечтать о еде - я буду знать, что я перешла черту и значит я на пути из этого мира в другой". А пока пир продолжается.
vegas

Категорично

Считается, что люди делятся на кинестетиков, визуалов и аудиалов. Иногда мне кажется, что надо изобрести четвертую категорию, в которой люди получают удовольствие от всего. И в ней окажусь я.
Вроде как больше удовольствия я получаю от прикосновений, от вкусной еды, от погружения в теплый бассейн. Но иногда бывают такие закаты, картины, люди, что на тебя набегает волна счастья просто от того, что ты это видишь. С музыкой у меня отношения немного хуже. Но это списываю на долгие годы в музыкальной школе, которая способна убить все живое. Низкий голос, слегка протяжные шипящие, как в португальском языке, особенно у жителей Порто и у бразильцев, отдельные слова или джаз тоже делают меня счастливой. Ну, и как разобраться? И куда отнести запахи?
А как у вас? Насколько вы категоричны?
vegas

Читая биографию

Вот тут читаю биографию удивительной пары. Она из тех русских эмигрантов, кто переехал в Париж. а потом в Америку. Она была любовницей Маяковского и именно ей он написал:
Я все разно
тебя
когда-нибудь возьму -
одну
или вдвоем с Парижем.
Он - арт-директор Vogue. Художник. Скульптор. Его работы выставлены в самых крупных музеях мира.
Читаешь и понимаешь, что вроде бы у тебя в жизни ничего не происходит.
Хотя потом читаешь о других людях, которые живут с четырьмя детьми в однокомнатной квартире и конфеты видят только в качестве гуманитарной помощи на Новый год. И думаешь, что у тебя все есть, ты увидела полмира и жизнь бьет ключом.