March 5th, 2010

vegas

The United States of Arugula, David Kamp

Американская кухня перетерпела огромные изменения за последние 50 лет.И Дэвид Кэмп, который пишет для Vanity Fair and GQ, попытался задокументировать эту эволюцию - от белого хлеба, еды из пакетиков и Jell-O в каждом рецепте до органик мяса, зеленых салатов, этнических ресторанов.
Книга рассказывает о тех людях, которые сделали американскую еду такой, которая она есть сейчас. Начиная с Джулии Чайлд, которая сделала французские соусы, beef bourguignon и омлеты понятными американцам. Многие готовили по рецептам, а многие только читали ее книги и смотрели ее программы. Но этого хватило, чтобы американцы поняли, насколько скучной является американская кухня. Двумя другими титанами были Джеймс Берд и Крэг Клейборн. Два гея, которые привели еду, рестораны и кулинарию на страницы американских газет и журналов. С них и начались разделы о еде, которые сейчас есть практически в каждой газете.
Многие тенденции родились на Западном побережье. Не зря район, в котором я жила в Беркли называет Gourmet Gheto. Алиса Вотерс с Chez Pannise, Молли Катцен - основательница Moosewood Restaurant, Laura Chenel со своими знаменитыми козьими сырами, все они жили, учились, пропитывались берклийским духом. А потом меняли американский кулинарный ландшафт.
Книга рассказывает об истории открытия магазина Dean & DeLuca. Делюка, сын итальянских иммигрантов, великолепно разбирался в продуктах и продажах. Дин со своим гей-партнером, чье имя не вошло в название (его зовут Джек Седжлик), любил еду и хотел сделать что-то новое. Так началась сеть магазинов с gourmet едой, десятками артизанских сыров, вина со всего мира, икры и фуа гра. Именно ДеЛюка познакомил американцев с вяленными томатами, оливковым маслом и бальзамическим уксусом.
Шефы и писатели, кулинарные шоу и магазины, рестораторы и поставщики продуктов... Самые известные имена в американской кулинарной истории, самые интересные истории за вывесками магазинов и ресторанов, тенденции, которые ушли и которые остались. 400 страниц о том, что сделало Америку страной обетованой для гурманов и тех, кто только собирается ими стать.
vegas

Желание в кафе

Она заметила его еще как только он входил в кафе. Седые волосы, но с оттенком серебра и металлик. Нос с горбинкой. Прорезанные черты лица, как будто поработала рука скульптора. Чувственные губы. Темные джинсы сидели так, как будто он был моложе лет на двадцать. Вот только шея выдавала его возраст.
Почему-то она не могла отвести глаз. Ее взгляд скользил по столам, креслам, лицам, но каждые пару минут возвращался к нему. Он взял большую чашку кофе. Тяжелая кружка с зеленой русалкой. Серебристый Мас, тон в тон с волосами. Руки, нервные,теплые , с длинными пальцами, ухоженные, мелькали над клавиатурой. Иногда он отвлекался и делал глоток кофе. 
Она смотрела на него не отрываясь, завороженно, как за священником или фокусником. Дыхание участилось. Хотелось вдохнуть его всего и не выдыхать, оставить в себе. Внутри росло желание, поднимаясь снизу и перехватывая дыхание. Она нервно провела языком по верхней губе. Ее рука, протянувшаяся к кофе, дрожала. Она уже и не помнила, чтобы еще когда-то настолько хотела мужчину, с такой силой, с такой яростью. 
И тут ему принесли салат. Он стал жадно запихивать в себя сыр и зелень. Громкие чавкающие звуки перебивали музыку. Соус размазался по щеке. А он продолжал набивать себе рот, судорожно сглатывая. Куски салата вываливались изо рта и падали на стол. Он жевал и его мужественная, точеная нижняя челюсть ходила со стороны в сторону, совсем как у голодной коровы.  
Она с грустью отвела глаза. В книге романтичный герой как раз собирался впервые дать понять девушке, что она ему нравится. Ее рука перелистнула страницу. Она больше не дрожала.