April 15th, 2009

vegas

Бабочка в метро

 

В вагон лос-анжелевского метро залетела бабочка. Она была темно-желтая, с коричневыми точками. А может она была и другого цвета - и просто галогенные лампы делали ее желтой.  Она билась крыльями - в стекла, в бледные лампы, в потолок. Затем она переставала бороться и, грациозно махая желтыми крыльями, перелетала с одного конца вагона в другой.

А люди сидели, понурив голову. Студенты, читающие конспекты перед экзаменом.  Нелегальные  мексиканцы, едущие на очередную нелегальную работу. Пожилые китайки, у которых только два возраста - молодой и старый - и которые переходят с одного в другой неожиданно, за одну ночь. Потрясающей красоты официанты, ожидающие свою настоящую роль. И один ребенок, с толстыми диатезными щеками и задорно торчащим пухом на голове.  Любимец всей большой мексиканской семьи, их первый американец, при рождении весивший положенные 8 фунтов 5 унций.  Его мать, похожая на Деву Марию Гваделупскую, издавала какие-то странные звуки, пытаясь развлечь ребенка.И вдруг ребенок вскинул голову вверх и, увидев бабочку, улыбнулся. Мужчина, сидящий напротив, безцветный, безхарактерный, чье лицо не вспомнишь через минуту и чья одежда делает его окончательно невидимым, этот мужчина, заметив взгляд ребенка, вдруг поднял голову вверх.  И увидел бабочку. И улыбнулся. То ли бабочке, то ли каким-то своим воспоминаниям.

На следующей остановке бабочка вышла.  До конца ее жизни ей осталось улыбнуть еще трех людей.


vegas

Немного цветов

Какие все-таки разные цветы. Калифорнийские маки с полупрозрачными лепестками разных цветов. Не привычные в Украине алые, плотные, готовые созреть сухими колотушками и быть собраными к Спасу. Нет, эти нежны и декоративны.

Дальше мои любимые цветы с незапоминаемым названием. Ну, почему их не могли бы назвать как-нибудь попроще. Как я могу намекнуть Л., что они мне нравятся, если я даже не могу их назвать.
  
И еще что-то незнакомо-тигровое, стойко пробивающееся через камни. Почти мини-подсолнух степной пустыни.