March 8th, 2009

vegas

Не хлебом единым


Однозначно, не хлебом единым жив человек. А еще сыром и кофе.
Эту простую истину мы познали сегодня утром. Я бы не совсем назвала это утром. Л. приехал в 8 утра, но начинать день в такую рань, да еще в субботу как-то некошерно. Мы и продолжили спать. А когда проснулись, то уже был час. Дня. То есть технически утро уже прошло практически для всех.
Однако, у меня свои ориентиры. До первой чашки кофе это всегда утро. Пусть даже за окном уже стемнело. У нас, конечно, был вариант готовить омлет выходного дня, пробовать морского ежа и запекать яблоки в пэнкейках. Кофейные зерна блестели в банке и джезва призывно выставила свой медный бок. Но вдруг так захотелось свежевыпеченного хлеба и мы пошли на его призыв. 
Круглые щеки маленьких булочек и длинные шеи гордых багетов выглядывали с полок и плетенных корзин. Изюм прятался в сладкой пышках, а сезам и мак, наоборот, ничего не боялись и обступали, карабкались по склонам треугольных  булок. Хлеб был еще теплым. Он пах домом и детством. Хрустящая попочка и мягкая середина. Мука оставалась на руках и на кончике носа.
К хлебу шел сыр типа бурсена. Нежный и мягкий, слегка сливочный, но нежирный, с травами и чесноком. Мы отламывали куски хлеба и намазывали на него сыр, такой свежий, легкий и очень весенний.
Ко всему этому мы добавили чашку кофе. Много-много кофеина и сливок. И еще New York Times.
Мы сидели на улице за столом. Хлеб и кофе остывали в наших руках. Мы читали газеты, говорили о последних новостях, делились друг с другом самой вкусным окрайцем хлеба. А мимо нас шли  большие лабрадоры и маленькие мерзнущие голые собачки, дети в колясках, цветы на руках.

 

 

vegas

Морской ежик в тумане и на тарелке

О морском еже у меня были весьма расплывчатые представления.
Самое первое, конечно, от Корнея Чуковского. Помните, его "Телефон" - "У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Слон". Так вот, одним из дозвонившихся в студию был медведь, который просил:
- О, спасите моржа!
Вчера проглотил он морского ежа!
Еще я знала, что на них никак нельзя наступать. А если наступили - тут источники не могут сойтись в одном мнении. Советуют поливать ногу оливковым маслом, мазать зубной пастой, сбрызгивать лимонным соком. Одним словом, чувствуешь себя поданной на закуску этому дикообразу морей.
Когда я увидела морского ежа в магазине, то даже не смогла сразу сообразить, что это он. В голове-то сидит образ остроносого колючкообразного в тумане, которого я мысленно запихивала под воду. А вот эта штука выглядит, как большой темный шар с иголками. Иголки шевелятся. Женщина справа на ломаном английском говорит, что это уни. И по такой цене, что не берут только идиоты. Видимо она имеет ввиду расположившуюся рядом рыбу "идиот". А может что-то другое. Я акуратно, через несколько пакетов беру этот колючий шар. Мне его укладывают на лед. И он ждет в холодильнике своей участи.
Икра морских ежей (уни) в Японии считается  деликатесом. Как и многое другое морское, уни едят сырой. Сами морские ежи весьма любопытные животные. Их родословная идет еще с Мелового периода. 70% их генома совпадает с человеческим. Кроме всего прочего, они стали первыми, кто использовал сперму для размножения. И поверьте, эту сперму до сих пор активно изучают в разных целях.
Сегодня мы его не изучали, а просто съели. Моя рука не поднялась убить того, кому я была почти представлена. Он лежал на столе и шевелил иголками. Я отвернулась и только слышала хруст панциря под ножом.
Внутри у ежа много жидкости, но я ее не пробовала. Панцирь достаточно твердый и внутри похож на глобус, разделенный темными дольками на мередианы. Но самое главное - это икра, точнее молоки. Икра выглядит тепло-желтой, с оранжевым оттенком, слегка крупинчатой. Очень мягкая, слегка соленая и одновременно сладковатая. Чем-то напоминает красную икру. А еще слегка схватившийся желток.
Ты выбираешь прямо из панциря эту икру с отсветами солнца. Выгребаешь ее ложкой. Подносишь ко рту. И чувствуешь, как легкий океанский ветер растекается, обволакивает, целует твой язык. Икра тает и в тебе просыпается память о прадавнем океане, который был нашим домом миллионы лет назад. А потом ты возвращаешься в настоящее время. И как подарок, тебе остается сладкое послевкусие.
Так что я солидарна с Корнеем Чуковским, который не стал спасать моржа, а вместо этого решил тащить из болота бегемота. Что понимают эти медведи в апельсинах и морских ежах.