August 7th, 2008

vegas

На остановке

Они стояли на остановке и ждали автобуса.  Им надо было ехать через весь город, в котором, как вязкий кисель, застыл горячий воздух. На остановке собирались люди. Автобус опаздывал уже на двадцать минут. 

На ней была легкая рубашка с длинным рукавом и тонкой вышивкой. Рубашка была удивительно нежного персикового цвета. И она сама была столь же персиковая. Персиковый румянец, персиковая помада, персиковый лак на ногтях. Ее хотелось, как варенье, зачерпнуть ложкой, намазать на хлеб , попробовать на вкус.  Ее светло-медовые, слегка вьющиеся густые волосы были завязаны в хвост.  Ее серые глаза напоминали перламутр морских раковин. Ее беременность была еще едва  заметна под свободной рубашкой.  Она совсем не изменилась. Запястья и щиколотки были все так же тонки и изящны, а движения столь же выразительны.

Она не отрываясь смотрела на мужа и говорила. Она говорила о том, что первые три месяца жизни ребенка - это на самом деле четвертый триместр беременности. Она говорила о том, что теперь точно знает, какие соски самые лучшие. Она говорила о том, что на следующих выходных она поедете покупать автомобильное кресло ребенку. Она говорила о том, что прочитала и услышала, что ей рассказали подруги и что она знала с детства. Ее муж молчал. Его пальцы теребили переплет толстой книги, а указательный палец служил закладкой.  К остановке подходили новые люди. 

Автобус пришел через десять минут. А еще через год и семь месяцев у него появилась любовница.

vegas

Глаз не оторвать

Жила в России Ирина Йосилевич. Работала журналисткой. В 70-е годы уехала во Флориду. После того, как ее преподавательскую должность сократили, она пошла работать в косметический отдел Saks Fifth Avenue, а потом в Sephora. Тут ей и пришла в голову гениальная идея сделать что-то типа переводных теней.
Не знаю, как остальная женская часть ЖуЖи, но у меня теней столько, что я могу начинать делать копию Дамы с горностаем. (На Джоконду таланта не хватает). По утрам, как заправский художник, я открываю коробочки и баночки, беру в руки кисточки и начинаю творить. Должна признаться, что в любом случае у меня не получается так, как у профессионального визажиста. Ах, как они умеют. Что потом смотришь на себя и начинаешь сам себе нравиться. По крайней мере в камере. Хотя злые языки говорят, что все дело не в макияже, а в правильном освещении.
Вот такие нарекания, что мол не получается, как хотелось бы, и слышала Ирина от своих посетительниц. И подумала - почему бы не сделать уже готовые тени. А натолкнули ее на эту идею столь знакомые жителям Союза перебивные картинки. Ммм, мечта детства. Украшение кафельной плитки. Эх, один из наборов таких переводных картинок, подаренный мне нашими знакомыми, уезжавшими в США в 80-м до сих пор украшают стекла книжных полок у меня дома. Не знаю, как их делали, но за 28 лет с ними ничего не сталося. Тени, правда, держаться меньше - часов 5-6. Все что надо - снять защитный слой, приложить рисунок на веки и провести по нему пальцем. Самые экономные умудряются растянуть дозу на 4-5 раз.
 Так что если вам по утрам или вечерам влом моргать, то ColorOn - ваше все для ваших век.

Вот, смотрите, какие есть варианты:
Мой любимый - серо-аквамариновый. Дайте мне, хочу.


Вот есть такой страшненький. Охра с кобальтом - не пара, не пара, не пара.


Ну, или можна заделаться совсем Собчак и нанести такую зебристую окраску.
  

Вот только я предпочту совершать акт творения по утрам. А если нет кофе, рука дрожит, на встречу опаздываю, так вообще скипнуть это дело. Главное, чтобы освещение было правильным.