July 24th, 2008

vegas

GMAT - что нового...

GMAT - это путевка в хороший университет. Или в плохой. Сам экзамен по себе ничего не гарантирует. Моя школа, например, гордится, что не приняла 75% подающих, у которых было больше 750 баллов. (Я попала в оставшиеся 25%:) Но если у вас плохие результаты теста, то вам желательно, как минимум спасти мир, чтобы попасть в хороший университет.
Почему бизнес-школы так внимательно относятся к результатам GMAT? Все очень просто. В школу подают документы физики и лирики, с non-profit и investment banking, ведущие борьбу со СПИДом в Африке и ведущие весьма приятный образ жизни в Америке. И именно для того, чтобы хоть в чем-то сравнивать апельсины с апельсинами, и чтобы каким-то образом спрогнозировать, вытянет ли человек учебу в школе, и смотрят на результаты GMAT. Так что будь ты программистом в Индии или музейным работником в Канаде, в момент сдачи экзаменов все становятся равны.
Компания, которая администрирует экзамен, следит во все глаза, чтобы экзамен сдавали честно. Когда я сдавала в 2006 году, у меня брали отпечатки пальцев, заставляли выплевывать никотиновую жевачку (я тогда еще курила и 5 часов без сигареты были мучительными). Все мои движения записывали на камеру. Плюс, еще наблюдатель стоял практически за спиной. В добавок ко всему, я подписывала документ о неразглашении вопросов. Так что все, что я прокомментировала, это было что в начале мне попался длинный и сложный вопрос - и я перепугалась, что дальше будет совсем кошмар, а зато в середине попался очень легкий и я снова перепугалась, теперь подумав, что это возможно результат того, что я неправильно отвечала на предыдущие вопросы. (Этот тест как бы сам адаптируется. Т.е. если вы отвечаете правильно, он вам дает более трудные вопросы, а если неправильно, то более легкие.)
А вот сейчас над головами сдающих разражается скандал. Есть такая компания - TopScore, которая предоставляла народу реальные вопросы с тестов. Вопросов, конечно, в системе много. И они часто меняются. (Кстати, написание каждого вопроса стоит $2,400.) И шансы на то, что вам попадется знакомый вопрос достаточно низки. Ну, так вот, администратор теста GMAC подал в суд на TopScore за нарушение копирайта. И выиграл. Вот только теперь тем, кто пользовался услугами TopScore, а особенно тем, кто разглашал вопросы, грозит анулирование экзамена и возможное исключение из школ. Таких людей уже набралось порядка шести тысяч. Вот только у меня возникает вопрос, почему, если GMAC знало о существовании такой компании, почему они не предупредили поступающих об этом. Многие люди просто стараются практиковать как можно больше вопросов и ищут их где могут без всяких задних мыслей. И такие люди могут сейчас попасть под раздачу. И ведь никому не докажешь, что ты не верблюд.
Одновременно с этим GMAC разрабатывает новую систему идентификации. Вместо отпечатков пальцев  экзаменуемым будут сканировать вены на ладони. Начнут с Индии и Корее, в США система прийдет осенью, а всемирное использование такого инфракрасного  сканнера ожидается со следующего мая. 
vegas

Как спасти ребенка

Где-то неделю-две назад Лукьяненко возмущался смертью российского ребенка в американской машине. Кричал, что они (российские дети) - это вам не Индия, Бангладеш и другие страны Юго-Восточной Азии (что же ему эта часть Азии сделала, что он их за людей не считает). И призывал прекратить усыновление российских детей американскими гражданами. Причем он написал так, как будто этот трагический случай был частью плана уничтожения российских детей американцами.  Как будто приемная семья специально вывезла российского ребенка, чтобы убить. Как будто в Америке не бывает таких случаев - с родными и приемными детьми. Как будто в России родители не убивают своих детей - умышленно и случайно.

И плевать, что в России детская смертность в три раза выше, чем в Штатах. Плевать, что в России в детдомах находится порядка 800 тысяч детей, а в Штатах детдомов нет вообще.  Главное, что не отдадим ни одного ребенка никому. А вот что произойдет с этим неотданным ребенком на его исторической родине - уже Лукьяненко не волнует. 

Если бы он так реагировал на каждую смерть ребенка в своей собственной стране. Если бы призывал бороться с домашним насилием.  Не смотреть равнодушно, как избивают жену или ребенка, а вызывать милицию. Если бы он призвал судьев рассматривать такие дела, а милицию - их расследовать. Если бы он призвал СМИ освещать такие случаи и объяснять родителям, что детей нельзя трясти, а то они потом могут умереть. Если бы он призвал людей усыновлять и помогать детдомам. И сам бы показал пример. К сожалению, вместо всего этого Лукьяненко сделал голословное ксенофобное заявление и вылил свою ненависть на окружающих.

А в это время в Америке выпустили специальное устройство ChildMinder. Это такой специальный сенсор, который устанавливается в сидении. И если ребенка не забрали с места, то при отходе от машины на несколько метров, на брелке дистанционно срабатывает сирена. Устройство стоит 60 долларов.

Вот так и получается. Одни говорят. Другие - делают.