June 24th, 2008

vegas

Может это все-таки репка?

С робкой надеждой вопрошали печатные издания Америки. Видимо, они были знакомы с русскими народными сказаниями о собирании овощей с грядок.  Но нет, это была не репка.
$42,000 были потрачены на памятник клизме. Позолоченное орудие труда и анального секса поддерживалось тремя пухлыми детьми с крыльями, у которых была первая стадия ожирения. Как сообщила автор этой полутораметровой конструкции, скульптор Светлана Авакина, ангелы были с****ны с картин Ботичелли. В такие моменты хочется продлить авторские права навечно, чтобы больше никто не мог соединить ботичеллевских ангелов с клизмой.
За медсестрами в укороченных халатах был растянут баннер с надписью "Ударим клизмой по разгильдяйству и запорам!"
А я вот задумалась, почему же клизмы так популярны в Союзе? Вот прочитала пару статей. На буржуазном Западе, кроме пары специальных исследований, клизмы в основном используются для сексуальных игр. И, ой, только что узнала, что такое "сухая клизма". Ой. Too much information.
Теперь  остается только поставить памятник золотым яйцам России.  Хотя не удивлюсь, если он уже где-то сияет...

vegas

И вальсы Шуберта, и вкус французской булки...

Для того, чтобы  поехать в другой городмне достаточно услышать волшебные слова - красивый дом, интересная архитектура, необычное здание.  Так я попала в Черкассы. Так я попала в Бесезду (Bethesda).


Домиков я, к сожалению, особо не нашла. Было несколько интересных кадров - но это отдельный пост. Зато, когда на домике с лиловыми ставнями рядом с изумрудными мостом я увидела надпись Французская булочная, я решительно направилась туда компенсировать избытком углеводов недостачу архитектуры.


Вот так выглядел сладкий отдел. Круассаны - простые, с миндалем, с шоколадом, шоколадный торт с ромом, тарталетки с фруктыми, эклеры.



 

А вот так - соленый.  Киши с разнообразными начинками желтково золотились на прилавке.


 


Я, как и намеривалась, остановилась на сладком.  В дополнение к эспрессо - очень слабый, у меня запаренный крепче получается - я взяла Dannish и парфе. Дэниш был с кусочками яблок, которые просто плавали в цинамоновом сиропе. Тесто было, как и положено, плотно-слоистое.



Высокая формочка с парфе была заполнена до края. Слои легко-шоколадного крема, похожего на взбитый зефир, перемежались кусочками Захер торта - а по-простому, хорошего шоколадного бисквита. Все это было залито шоколадным соусом - тягучим и блестящим, в котором отражалась люстра. Венчал эту комбирацию игривый завиток шоколада.



 

Само кафе состояло из четырех залов, каждый из которых был по-своему оформлен. Один - более темный, с массивными книжными шкафами, длинными столами. Другой - с выставленными тарелками. Третий - как маленькая картинная галлерея. Четвертый - кухня Прованса.  Везде много различных деталей. Старые железные утюги. Деревянные ложки. Кофемолка. Кувшин. Темное дерево. Красный кирпич. Глаз все время за что-то цепляется - и тут хочется побыть еще чуть-чуть. Чтобы все рассмотреть.



 


 

 

А на прощание я прослушала урок французского в туалете. Да, чтобы не терять зря время, там можно выучить несколько полезных фраз. Так что enchanté, Madeleine!